экология разума
Введение в слоноведение
в 3 частях
Часть 3. И снова о слепцах
Как видите, история со слонами и слепыми мудрецами оказалась очень непростой, интересной и увлекательной. И есть философски настроенные писатели и мыслители, готовые эту историю так или иначе продолжать. Во втором десятилетии XXI века русскоязычный израильский писатель Пётр Бормор написал такой небольшой рассказ.

Во двор, где на веревке сох половичок, зашли четыре слепца.
- Столб, — констатировал первый слепец, наткнувшись на столб.
- Веревка, — добавил второй слепец, нашарив веревку.
- И ковер, — тихо произнес третий, ощупав половичок.

- Слоны, слоны, кругом слоны! — удрученно вздохнул четвертый слепец и покачал головой.
И снова о слепцах
Что же на этот раз случилось с несчастными слепцами? Почему опять их картина мира не соответствует самому этому миру (тому, что мы — читатели — о нём знаем)? Какие новые (а может, старые) ошибки совершают они на этот раз? Что стало источником этих ошибок, к каким результатам они ведут? Наконец, что же эта новая притча поведает нам о человеческом познании?

Вновь перед нами команда исследователей. Вновь их возможности ограничены слепотой, так что они вынуждены полагаться на осязание. Они продолжают исследование окружающего мира, но на этот раз, пожалуй, поневоле. В том смысле, что их не интересуют именно слоны или какие-то другие животные, они пытаются разобраться в том, где они находятся и что вокруг происходит. Алгоритм исследования остался прежним: каждый исследует доступный ему фрагмент Вселенной и делится своими переживаниями с остальными, а затем они делают выводы на основании полученной информации.

Что нового появилось?

Во-первых, теперь слепцы знают, что надо не спорить, а вырабатывать общее мнение, интегрируя полученную информацию.

Во-вторых, в этой ситуации у них есть интегратор — один из участников, кто обладает правом и возможностью сделать вывод.

В-третьих, они знают, что в некоторых случаях верна закономерность: если вы обнаружили рядом в пространстве верёвку, ковёр и столбы, то возможно, вы имеете дело со слоном. То есть концептуальные трудности, с которыми слепцы столкнулись в первой притче, были успешно преодолены. Наши герои способны эффективно обучаться!
Однако, как мы видим, успешное обучение не гарантирует от проблем. В данном случае слепцы пали жертвой сверхобобщения. В их опыте был случай, когда при изучении системы они обнаружили верёвку, столбы и ковёр, и оказалось, что это была целостная система — животное, называемое "слон". И тогда они решили, что находя верёвку, столб и ковёр, они во всех случаях находят слона. Эта экстраполяция — интересный и важный (хотя и ошибочный) шаг к обучению более высокого логического типа.

Одно дело — суметь в данном конкретном случае определить, что "столб", "верёвка" и "ковёр" являются частями тела данного конкретного слона. Совсем другое дело — решить, что любые "столб", "верёвка" и "ковёр" в каждом случае образуют целостного слона. Это и называется сверхобобщением, которое вполне может привести к тому, что люди, хорошо обучившиеся находить слонов, начинают обнаруживать их повсюду, даже там, где их нет.

Интересно, что системный подход тоже вроде бы "подталкивает" нас к таким обобщениям, учит во всём и везде видеть системы. Если мы видим какие-то элементы (составные части), взаимодействующие между собой, то сразу делаем вывод — перед нами система! Но это далеко не всегда так. Нам может быть открыта лишь часть большей системы, и тогда оказывается, что мы видим далеко не всё и не понимаем смысл происходящего. Другой вариант: мы можем не заметить, что перед нами не одна система, а взаимодействующие между собой несколько более простых автономных систем.
К чему ведет сверхобобщение
К сожалению, с подобным поиском "слонов" нередко сталкиваются в медицине. Врач, научившись видеть некоторые симптомы и синдромы (закономерные сочетания симптомов), быстро и уверенно ставит диагноз заболевания, ведь всё же ясно и понятно! При этом он может упустить какие-то другие, менее очевидные признаки болезни, которые требуют совершенно иного подхода к пациенту. Например, обнаружив у пациента повышенное давление и сопутствующие ему изменения в сердце и на глазном дне, врач решает, что имеет дело с гипертонической болезнью, но при этом не замечает признаков болезни почек, из-за которой, собственно, повышенное давление и возникает.

Можно найти не менее яркий пример "на стыке" медицины и обыденной жизни — депрессию. За последние 2-3 десятка лет люди хорошо натренировались находить у себя "слона"... ой, извините, депрессию. Если у вас мало сил, пониженные настроение и активность, нет радости от жизни, то наверняка это она! Тот же привычный алгоритм "столбы+верёвка+ковёр=слон". Самое грустное в этом вот что: диагноз же требует лечения! Значит, нужно пить антидепрессанты, которые "исправят" настроение, вернут силы и тягу к жизни. Но разумеется, здесь всё не так просто.
Пониженное настроение может быть просто пониженным настроением, реакцией на конфликты и иные жизненные трудности. Нехватка сил может быть вызвана авитаминозом. На уровень активность и удовлетворённости жизнью могут повлиять гормональные нарушения или какие-либо хронические телесные заболевания. И во всех этих случаях антидепрессанты не нужны! Может быть, нужно лечить авитаминоз, гормональные нарушения или соматические болезни. Может быть, надо улучшать отношения в семье. Может быть, сама эта "депрессия" является показателем профессионального выгорания, и тогда всерьёз надо разбираться со своей работой и отношением к ней.
Как научиться определять системы
В общем, слепцы — герои притчи — научились уверенно находить слонов. К сожалению, они не научились различать "мнимых" слонов и настоящих. Что могло бы им в этом помочь?

Первое.
Понимание сложности мира. Даже если мы привыкли к тому, что наши выводы часто оказываются верными, стоит их проверять и перепроверять. Мир сложнее, чем мы можем его вообразить, поэтому всегда есть вероятность ошибиться. Как раз вера в знакомые и "очевидные" вещи делает нас уязвимыми к ошибкам. Как говорил Милтон Эриксон: "Проблема чаще всего не в том, чего мы не знаем, а в том, что мы знаем неправильно".

Второе.
Полезный принцип — изучать контекст, собирать дополнительную информацию о том, что вокруг происходит. Что изменилось бы, если слепцы задавались бы вопросами: где мы находимся? Что это за местность? Вероятно ли здесь встретить слона? Допустим, если они выяснили бы, что находятся в городе, среди домов и узких улочек, где слону не протиснуться, изменился бы ход их мысли? Вполне возможно, возникло бы желание уточнить, проверить — точно ли это слон?

Об этом же нам говорит и системный подход.

С одной стороны, принципы построения систем универсальны. Чтобы определить систему, надо найти её составные части, проследить за их взаимодействием, выявить эмерджентные свойства системы, подтвердить её целостность. С другой стороны, не следует забывать, что каждая встреченная вами система уникальна, в её строении и функционировании есть особенности, нюансы. Не следует останавливаться в процессе сбора информации и построения понимания только лишь потому, что вы уже поняли: перед вами "всего лишь слон".
Чтобы не пропустить новые статьи, подпишитесь на нашу рассылку
Больше о Системном Мышлении мы рассказываем в блоге, телеграме, на открытых мероприятиях, в группах и в рамках консалтинговой работы.

Дмитрий Шипотько
психолог, психотерапевт, с 20-ти летним опытом работы.